Сидели мы...

Было это на днях. Зашёл я к старому знакомому, соседу по подъезду. Старенький еврей, бывший, в силу традиций своей нации, в прошлом, не заслуженный токарь, а самый обычный профессор университета, представитель старой ленинградской интеллигенции, человек тихий, но в силу тех же традиций — обладатель уникального чувства юмора.
Только мы завели беседу, под, всегда имеющийся у соседа в наличии, неплохой коньячёк, как звонок домофона заставил его отлучится в коридор. Вернулся он не один, а с двумя, смиренного вида, индивидуумами.
— Вот, — сказал Иосиф Соломонович, — пришли люди, свидетели Иеговы, хотят нам что-то рассказать.
Я, будучи в хорошем настроении, понял что именно сейчас будет.
— Здравстуйте! — очень ителлигентно поздоровались свидетели того, чего никогда не видели, — Мы хотим рассказать вам о самой великой книге на земле!О библии!
— Прекрасно! — заулыбался Соломоныч, — Присаживайтесь!
Через десять минут улыбка Соломоныча поблекла, и превратилась в грустную. Я молчал, так как в прошлом не раз по долгу службы имел дело и со свидетелями того, чего не видели, и с вещунами того, чего никогда не было, и с предрекателями того, чего никогда не будет.
— Скажите, — грустно вопросил Соломоныч ещё через пять минут, — вы тут рассказываете об Иисусе, о библии...А скажите, на каком языке разговаривал Иисус?
Когда человека перебивают посреди зазубренного материала, у него наступает лёгкое замешательство. Быстрее опомнилась девушка в платке, который она не сняла даже сидя в комнате.
— На древнееврейском! — гордо ответствовала она. Её старший "брат" был тертый калач. Он проникновенно посмотрел нам в глаза и сказал:
— Ну, как вы не понимаете, Иисус со всеми говорил на языке, который понимали все. На языке любви и взаимопонимания!
— Ага...ага... — покивал Соломонович, — А кто, вы говорите,написал библию?
— Её написали люди.
— Ну да...ну да... — Соломоныч стал совсем грустным, а голос его — совсем тихим, — Я вам таки скажу. Мы евреи — странный народ, поверьте мне. Библию написали тоже евреи и называлась она Талмуд. И вы мне тут будете рассказывать о бибилии?
Интеллигентные свидетели того, чего свидетелем быть нельзя в принципе, ибо как сказано: сие есть главнейшее таинство, попрощались и вышли.
— Ах, да! — сказал им Иосиф Соломонович, профессор филологии и теолгии, специалист по древним языкам, уже в дверях, — И Иисус разговаривал на древнеарамейском...

live4fun.ru